мисс Дженни Рен
На каких там трех черепахах, каких слонах, на какой там, пускай и зыбкой, но тверди вод -- это шарик стеклянный, взлетающий ввысь в руках у жонглера, что по канату с трудом идет. Подмастерье, еще не знающий мастерства -- тут один бы поймать, куда там пять или три -- и взмывает шар, коснувшись руки едва, а внутри танцуют мыльные пузыри.
Эти вихри недолговечных замкнутых сфер -- из них каждая себе и тюрьма, и дар. Слишком прочные, если хочется снять барьер, слишком хрупкие, если надо держать удар. И на общей картине мира, где ткань холста изначально бесцветна, а краски едва видны, каждый дарит свои переливчатые цвета -- но еще искаженье собственной кривизны.
И пускай нелегко жонглеру, но посмотри -- сквозь леденящий ветер, сквозь дождь и град радужные ненадежные пузыри все же каким-то чудом летят, летят.