мисс Дженни Рен
Дерево все рассохлось, а экипаж списан давно и запил на берегу. Парус обвис, но врагу не сдается наш гордый Варяг -- иль сдается, но не врагу.
Он иной раз сдается глухой тоске, памяти и беспамятству -- как когда, страху пред тем, что писано волнами на песке, нежности к дням, что сгинули навсегда. Если ж стоит особенно гнусный штиль, скажем, жара и с неба ни ветерка, он размышляет, не сдаться ль ему в утиль, но понимает, что рано еще пока.
Так и не сдавшись -- иль мало побыв в плену -- он, оттолкнувшись от берега, рвет швартов и, как всегда легко оседлав волну, молча плывет на звенящий над морем зов.
Палуба мерно скрипит в тишине ночной, реет над мачтой молью побитый флаг... Вместе летят под попутной, как встарь, луной с Летучим Голландцем -- не сданный врагу Варяг.