мисс Дженни Рен
Полководец сидит третий год у высоких стен. Новый свет не открыт, но дело, увы, табак. Хоть и ясно в целом, что будет взят Карфаген, неясны детали -- кем, и когда, и как.
И с ресурсами, скажем попросту, так себе, и войска укомплектованы не сполна. Удручает не столько отсутствие плана Б, сколько малая вразумительность плана А. Хоть пятьсот учебников тактики раздраконь, а не выжмешь толку из пыльных трескучих фраз... Под стеной пылится давно Карфагенский Конь, под другой недорыт Карфагенский Подземный Лаз. Разбежались слоны, одолевшие перевал, затесались в ряды обычных местных зверей, а дух войска уже не то, что просто упал, а гораздо ниже уровня всех морей. Даже жрец, ветеран имперских политработ, стал мишенью едких солдатских карикатур. И сожрал беспородный трофейный священный кот потроха отборных священных гадальных кур.

Подложив под шлем над лысиною платок, вспоминая обводы далеких римских гетер, полководец вертит в пальцах сухой листок и свистит шансон "Последний легионер".

А со стен не видно ни лысины, ни листка, виден только блеск раскаленных на солнце лат. И хотя Карфаген ни разу не взят пока, до него доходит, что все же он будет взят.