мисс Дженни Рен
У меня есть друг, а у друга семья зверят. Не живые, игрушки с палец величиной. На работу с ним ездят, на полках в шкафу сидят (на приборной доске в машине, на всем подряд) -- и в кармане в каждом, как минимум, по одной. Если честно, это его боевой отряд -- против той темноты, что стоит у всех за спиной.

У другого друга -- запас разноцветных слов -- и умение сплетать их в одну струну. Ее звон не разрушит стен, не собьет оков, не спасет от войн, болезней и катастроф -- но настроит слух на правильную волну. Так маяк стоит средь пенных морских валов, прорезая лучом туманную пелену.

А у третьих, четвертых, пятых -- балы, коты, треп в эфире, книги, всякая ерунда. Обереги, что с виду бессмысленны и пусты, но все вместе встают заслоном от темноты -- как мозаика из острых осколков льда, собирают мир из разрозненной пустоты (а вот слово "вечность не сложится никогда).

Каждый сторож брату, пусть даже не своему. Только это как-то еще разгоняет тьму.